-2 o г. Саров Суббота
Главное
Детский технопарк сообщает о дополнительном наборе преподавателей по направлениям: «IT», «Хай-тек», «VR/AR», «Гео/аэро», «Математика».     Михаил Заломин подтвердил звание чемпиона мира в Японии.     Глава администрации Сарова Алексей Голубев провел плановый объезд городских объектов благоустройства и капитального ремонта.      В Арзамасе на всероссийском конкурсе «Сияние талантов. Хореография-2019» саровские танцоры завоевали восемь первых мест и гран-при.     Глава администрации Сарова Алексей Голубев принял участие в первом съезде Всероссийской ассоциации развития местного самоуправления.     С 30 ноября по 1 декабря в Нижнем Новгороде состоялось Открытое первенство спортивной школы «Мещера» по художественной гимнастике.     

Владимир Леопольдович Каганский посетил Саров.

Кандидат географических наук, старший научный сотрудник РАН Владимир Леопольдович Каганский посетил Саров осенью этого года в рамках лектория, организованного на базе Дома ученых. Программа визита в ЗАТО была насыщенной, он провел ряд встреч на разных площадках, но неизменно везде аудитория воспринимала его лекции с неподдельным интересом. Иначе и быть не могло. Географ с 40-летним стажем всю свою жизнь занимается изучением культурного ландшафта России и логико-методологическими вещами, связанными с географией. Кроме того, Владимир Леопольдович участвует в междисциплинарных исследованиях по теоретической биологии, теории классификации, культурологии, не разделяя дисциплины, а объединяя их в единое целое. «Моя деятельность – своего рода единое большое дерево, а не отдельный кустарник», - подчеркивает сам ученый.

В интервью нашей газете В.Каганский более подробно рассказал о сфере своей деятельности, поделился впечатлениями о Сарове. И начал с интриги – оказывается, еще в советское время, не имея никакой информации, он точно определил местонахождение Арзамаса-16.

- «Всё-таки было известно, что Арзамас -16 – «главный атомный город», - отмечает Владимир Каганский. - Словосочетание «главный атомный» означает, что город не может находиться далеко от Москвы и не иметь с ней надёжной связи. Соответственно, должно быть регулярное железнодорожное сообщение, ежедневно курсировать поезд. Кроме того, такого рода объект должен находиться в большом лесном массиве, тем самым обеспечиваться «стратегическая маскировка». Поскольку лесные массивы остались на стыках регионов, вероятнее всего, город находится на стеке Мордовии и Нижегородской области. Железные дороги отображены на картах, в открытом доступе есть расписание поездов. Есть поезд «Москва-Первомайск», но в Первомайске ничего нет, что бы требовало ежедневно курсирующего поезда. Это не ход рассуждений шпиона, а ход рассуждения профессионального географа. Это и есть простейший образец анализа культурного ландшафта».

- Вы ведь не в первый раз в нашем городе?

- Нет, я был 24 года назад и после посещения написал достаточно большую и сложную статью. Можно сказать, что я тогда попал в совершенно экзотическую культурную общность и понимал ценность и ответственность первого описания. Моя статья несколько раз перепечатывалась и переводилась, вызвала совершенно неоднозначную реакцию. Некоторые меня воспринимали как странного человека, который оболгал замечательный город, ругали. Обращу внимание, что в моём описании не было оценок, я просто описал, что увидел.

- Что вы тогда увидели?

- Я увидел место, которое неправильно называется «городом». По благосостоянию, наличию застройки, музыкальных школ, бассейнов - это был очень богатый, благополучный посёлок городского типа. До моего первого приезда сюда мне приходилось быть в городах, которые принято сейчас называть «наукограды». Могу сказать, что здесь ощущалась концентрация совершенно особого сознания. Практические ничего в городе не говорило о его подлинном, истинном предназначении. Единственное – было очень много улиц, названных в честь учёных физико-технического, математического профиля.

Отмечу и следующее: я имел дело с людьми, свободными в суждениях, элитой с очень высоким уровнем физико-математической подготовки, но у них было очень табуированное сознание. Ни один из моих собеседников не показала взглядом или жестом, где находится его рабочее место.

На мой взгляд, я столкнулся с очень сакрализованным сознанием. В центре этого сознания была «мощь», которая отождествлялась с силой, правдой, атомным оружием. Я был поражён тем, что город, созданный учениками свободомыслящих европейских физиков, по типу сознания является не средневековым, а является доветхозаветным или ветхозаветным.

- Остался ли Саров «особой точкой» 24 года спустя или вы увидели его другим?

- Конечно, город затронули совершенно стереотипные, общие процессы (новое коммерческое жильё, сетевые магазины). С другой стороны, в 1994 году монастырский комплекс не был так символически значим, это были руины. Сейчас пространство города предстаёт «разрЫвным», двухполюсным.

Я бы сказал, что деньги не принесли городу счастья. Упомяну городскую архитектуру и застройку. Почему нельзя было создать собственную архитектурную школу, если смогли создать сложные изделия? Обращу внимание на убогость «новой архитектуры». Что касается жилой застройки, то она стандартная, не соответствует среде по форме, материалу, цвету.

То, что деньги не привнесли в архитектуру тривиальность, контрастируют с совершенно особым, уникальным положением города не только в российском, но и мировом пространстве. Как известно, в городе совершалось одно из самых важных событий XX века. Работа здесь превратила Советский Союз в атомную сверхдержаву. Да, решения принимались не здесь, но здесь они воплощались.

- Не кажется ли вам, что ощущение своей «особенности» каким-то образом «сыграло» против города? Возможно, мы настолько привыкли, что мы «особые», что прекратили совершенствоваться дальше, делать что-то лучше даже при наличии тех денег, которые «приходят» и «приходили» в своё время в город? По сути, «особая точка» не является такой «особой» за исключением деятельности ВНИИЭФ как градообразующего предприятия?

- Вопрос очень интересный и он сам по себе является ответом. Мне нечего добавить.

- Во время вашего первого визита в город приезжих здесь не было практически вообще. В настоящее время ежедневно на работу в Саров приезжают порядка двух, а в летний период времени до четырех тысяч человек, которые живут за его пределами. На ваш взгляд, насколько это влияет на «среду»?

- Проблема обозначена верно. Элита города слишком озабочена реализацией своей миссии, не обращая внимания на вещи, которые являются второстепенными с точки зрения поколения, но первостепенны в большом временном горизонте, нескольких поколений. Это общая тенденция. Вас, жителей города, а точнее, деятельность сотрудников градообразующего предприятия, государство наделило особым статусом. Открытие города – естественная тенденция, а всё естественное – неоднозначно. На мой взгляд, город «открывается» и это процесс закономерный. С трудом представляю сценарий, при котором город будет «закрытым».

Есть хорошее изречение философа Мераба Мамардашвили: «советская индустриализация не оставила промышленности, а советская урбанизация не оставила городов».

- Вы подчеркнули двухполярность города. Такое сочетание полезно городу?

- Для того, чтобы это было полезным, должна быть особая техника работы с контрастами. Насколько понимаю, в городе была техника работы с трудностями. В определённом смысле, была однородная культурная среда (в которой были задачи, ресурсы, подвиги). Сейчас же речь идёт о создании чего-то целого из принципиально разнородных элементов.

И снова вернемся к «разрывности». Такой богатый во всех отношениях монастырь, намоленное место без паломников… В каком-то смысле нарушены вековые права окружающих жителей, жителей всей России и всего православного мира. Есть болезни, которые не ощущаются, если ничего не болит. Тем не менее, они травмируют жизнь и даже сознание. Духовный компонент считаю существенным.

 

Текст: Гульнара Урусова