c г. Саров
Главное
22 июля на Лыжной базе пройдет Открытое Первенство города по лыжероллерам.      29 и 30 июля на озере Боровое пройдет Чемпионат города по пляжному волейболу.      24 августа в 19.00 в Театральном сквере состоится бесплатный концерт группы «Сопрано Турецкого»     С 30 июля по 9 августа в связи с профилактическими работами будет отключена горячая вода      

Ключ к развитию – строительство атомныx станций

Admin
Май 10, 2017
0

С.В.Кириенко

У меня колоссальное уважение вызывают профессионалы, работающие в отрасли. Я все-таки со стороны пришедший человек и поэтому могу давать такие оценки. Вдохновляет высочайший уровень патриотизма, преданности людей своему делу. Даже на предприятиях и в институтах, где долгое время не было подобающего финансирования, люди продолжали поддерживать конкурентоспособность технологий и разработок. И сами порой держались на одном энтузиазме. В последние годы, к счастью, ситуация стала выправляться - туда, где не угас энтузиазм, приходит и финансирование…

Ключ к развитию - строительство новых атомных станций. Все остальное - производные. Если мы не строим атомные станции и теряем их, то и все остальное теряет смысл. А что касается задач, приоритеты расставлены твердо. На первом плане, как и прежде, программа ядерно-оружейного комплекса. Как бы мы ни любили атомную энергетику, для государства важнейшим остается оружейный комплекс.

Второй наш безусловный приоритет - ядерная и радиационная безопасность. Третье - энергетика, минимум два новых энергоблока АЭС в год. А в перспективе нужно выходить на три-четыре блока. Ведь задача, поставленная президентом, - сохранить в целом по стране 16-процентную долю производства электроэнергии на АЭС, а к 2030 году довести атомную генерацию до 25 процентов. А это значит, что уже к 2020 году мы должны вводить в год по четыре новых энергоблока.

Четвертое направление - широкое использование достижений атомной науки для создания нового поколения реакторов, оборудования для АЭС и разработка новых технологий.

Политическая позиция, заявленная президентом России в Послании Федеральному Собранию, и его последующие поручения, которые ставят развитие атомной энергетики в число приоритетных национальных задач, дают все основания говорить о будущем атомной отрасли с оптимизмом. Да, мы много чего потеряли - это факт. Но далеко не все.

Если говорить о конкуренции, то она будет - это сто процентов. Уже сейчас есть - и с европейскими, и с японскими, и с американскими, и с транснациональными компаниями. Нам действительно важно получить доступ к урановым месторождениям - в первую очередь в Казахстане, Узбекистане. Да и везде в мире будем ходить за месторождениями урана, это стратегический ресурс. Но, с другой стороны, нам средмаш такой резерв создал, что если даже нигде не договоримся, мы сможем закрыть потребности своих атомных станций лет на 40-50 из собственных запасов.

А конкуренция на внешних рынках, безусловно, будет нарастать. И я считаю, что это хорошо. Она заставляет крутиться, заставляет думать и двигаться вперед. Обеспечить, чтобы атомная энергетика была способна внутри страны конкурировать, не так сложно. Надо, чтобы она была в состоянии конкурировать на мировом рынке. Именно так ставит задачу президент - мощнейшая экспансия атомной отрасли на мировые рынки.

В отличие от рынка просто энергетики, который скорее внутренний, рынок атомный, включая весь ядерно-топливный цикл, - это глобальный рынок. Сегодня Россия по обогащению урана замыкающий поставщик, и без нас сбалансированность мирового рынка будет просто невозможна.

Сегодня мы обеспечиваем ураном до половины потребностей американского рынка, но поставляем его через единственного, определенного властями США, посредника - компанию USEC. Согласитесь, это совсем не либеральная экономика. Соединенные Штаты, которые везде в мире преподносят себя как образец открытой рыночной экономики, в данном случае демонстрируют пример архаичной нелиберальной системы, заставляя нас действовать через одного посредника.

И у нас действительно мощнейшая поддержка американских энергокомпаний, которые не согласны с таким положением дел. Единственный посредник снимает солидную дельту на разнице цен и единолично распределяет монопольный товар. А энергокомпании хотели бы напрямую иметь дело с нами - в данном случае как с производителями и поставщиками конкурентоспособной продукции.

Из всего этого следует два вывода. То, что против нас используются антидемпинговые процедуры, плохо. Но мы сами дали повод, когда в начале девяностых допустили массированный вброс энергетического урана на американский рынок. И тогда принятые американскими властями контрмеры были оправданны и справедливы. Сегодня это уже несправедливо, и нам приходится бороться.

Но что стоит за этим? Против неконкурентоспособной продукции антидемпинг не выставляют. Значит, если против нас сегодня борются - в Европе квоты устанавливают, в США антидемпинговую процедуру вводят, то в некотором смысле это означает, что нас опасаются. Потому что наш продукт конкурентоспособен. Так что в одной и той же новости есть и плохое, и хорошее.

Первое и главное, о чем я только что говорил, - снятие дискриминационных ограничений. Такая задача тоже поставлена президентом, в этом направлении мы активно взаимодействуем с МИДом и минэкономразвития. Позиция у нас здесь простая и прозрачная: нам не нужны льготные условия, но и ограничений в свой адрес мы не потерпим. Вот, собственно, базовый тезис.

Второй принципиальный момент - взаимосвязь между развитием атомной энергетики и гарантиями нераспространения оружия массового поражения, а также проблемами, связанными с ядерной и радиационной безопасностью. Это вопросы, которые всегда решаются и обсуждаются на государственном уровне. Это не зона взаимодействия компаний - даже государственных, это не зона работы компаний коммерческих. Это зона исключительно межгосударственного взаимодействия.

Ну а третье - это те формы господдержки, которые используются другими странами и не противоречат рыночным механизмам и правилам ВТО. В частности, у нас действует система, что при строительстве атомных станций за рубежом предоставляется государственный кредит. Так мы начинали и сейчас работаем в Китае, так работаем в Индии, думаю, что мы так же будем работать и дальше. Тут не на что пожаловаться, у нас хорошее взаимопонимание со всеми ведомствами.

Наверное, я ничего нового не открою, если скажу, что для того, чтобы выигрывать, нам надо иметь конкурентоспособную продукцию. В данном случае - отвечающий всем современным требованиям энергетический реактор как основу любой атомной станции. И сейчас разрабатывается проект «АЭС-2006», который включает в себя все последние наработки и полностью соответствует современным мировым требованиям.

Вторая важнейшая задача - активно строить у себя. Никто не будет покупать у нас продукцию, которую мы не используем у себя. Есть такое понятие - референтность. Первое, что у нас спрашивают при любом конкурсе: «Вы предлагаете нам новый проект. Покажите, где вы реализовали его у себя?». Словом, мы не получим контрактов за границей, если не будем иметь масштабную программу строительства АЭС на своей территории.

И третье - нам надо восстановить, а где-то уже и воссоздать заново российский комплекс атомного машиностроения, включая проектные и конструкторские организации. Еще недавно в этой части действительно было близко к пепелищу. И дело не только в том, что многое, если не все тут было роздано в частные руки. Я вообще не считаю, что частное - плохо. Но атомная отрасль имеет особую специфику. И когда встает вопрос о реорганизации и реформах, мы жестко говорим о том, что акционерные общества в атомной отрасли могут и должны существовать, но при стопроцентном контроле со стороны государства.

К тому, что я перечислил, надо еще добавить квалифицированные кадры. За годы, пока не было заказов, наши специалисты чего только не строили - жилые дома, нефтепроводы, мосты, дороги, только не атомные станции. Квалификация частично утеряна. Поэтому надо в большом количестве готовить кадры.

Будем в стране восстанавливать машиностроительный и строительный комплексы. Благо, что основа не утрачена - во многом благодаря тому, что были и есть контракты за рубежом - в Китае, Индии, Иране. Они пусть по минимуму, но обеспечивали заказы машиностроению, проектным и конструкторским организациям, давали работу квалифицированному персоналу. Да и у себя дома за последние пять лет ввели два энергоблока - на Волгодонской и Калининской станциях.

Требуемый уровень компетенции сохранен. Другой вопрос, что квалифицированного персонала для масштабного строительства сейчас недостаточно. Но я не вижу тут непреодолимой проблемы. Возьмите Индию, Китай, где раньше вообще не строили атомных станций - под руководством наших специалистов их работники многому научились и сегодня демонстрируют высокий профессиональный уровень. Так неужели у себя не сможем, используя оставшийся костяк профессионалов, доразвернуть систему и подготовить в сжатые сроки требуемое количество специалистов?!

«Российская газета»